Общество > Закон и порядок

603

Прокурор Речицкого района Николай БЕЛОРУСОВ: «Математически просчитать нашу работу невозможно»

 +

26 июня – День работников прокуратуры

Есть ли прокурор района в соцсетях, можно ли решить проблему краж, когда представители обвинения могут уменьшить запрашиваемую меру наказания и заменят ли роботы прокурорских работников, читайте в интервью с прокурором Речицкого района Николаем БЕЛОРУСОВЫМ.

– Николай Леонидович, для начала давайте коснемся темы обращений граждан – неотъемлемой части работы прокуратуры. Сколько человек к вам обращались за прошлый год и с какими проблемами?

– За 2018 год зарегистрировано 263 обращения физических лиц: 35 рассмотрены и удовлетворены в полном объёме, 64 – удовлетворены частично, без рассмотрения оставлены два ответа – такое происходит, когда, например, ответ на них был получен человеком ранее, – 78 отправлены в другие органы и организации на рассмотрение.

Остальные были отклонены или на них дан разъяснительный ответ, так как они относятся к компетенции других государственных органов. Например, бывает, нам пишут осужденные: «Я не виноват, освободите меня из тюрьмы». Мы даем ответ разъяснительного характера: мол, вы осуждены таким-то приговором суда, который вступил в законную силу, и имеете право его обжаловать в установленном законом порядке.

141 обращение физических лиц касалось вопросов надзора в ходе досудебного производства, из них 94 – жалобы на действия органов дознания и 46 – на действия следователей по уголовным делам. Тем не менее хотел бы подчеркнуть, что прокуратура не может вмешиваться в ход предварительного расследования. Поэтому значительную часть таких обращений мы перенаправляем руководителю следственного подразделения либо даем разъяснительный ответ. Мы можем оценивать только законность окончательного решения, которое принимают следователи и, в случае, если с ним не согласны, отменить его.

Также поступило 81 обращение от юридических лиц, из них 52 удовлетворены в полном объеме. Среди всех письменных есть и 21 электронное обращение. 500 человек были приняты на личном приёме, 228 из них – прокурором и его заместителями. 40 – по месту жительства и работы. На предприятиях чаще всего всплывают вопросы трудового законодательства: правильно ли к человеку применили дисциплинарное взыскание, по срокам выплаты заработной платы, в каких случаях обратившийся имеет право на социальный отпуск. Есть и вопросы о защите прав потребителя: как вернуть некачественный товар; также из сферы семейно-бытовых отношений: муж выпивает, как повлиять; не платит алименты, как взыскать. Спектр очень широкий.

Еще приём граждан проводится и в местах лишения свободы: за прошлый год было 15 обращений от отбывающих наказание. Жалуются на питание, условия содержания (впервые осужденные к лишению свободы иногда думают, что попали в санаторий), интересуются, правомерно ли их наказали за несоблюдение режима: лишили свидания с близкими, права на посылку, телефонный звонок.

Сколько стоит обезопасить себя от краж из дач и подъездов

– Есть какие-то виды преступлений, которые за последний год участились или стали чаще приковывать к себе ваше внимание?

– Что касается криминогенной обстановки, то, на мой взгляд, обострилась ситуация с преступлениями в общественных местах. Анализ показывает, что в первую очередь это сопряжено с поведением самих потерпевших. Криминология, которая изучает поведение преступника и жертвы, такое поведение называет виктимным. Применительно к нашему району многие граждане беспечны по отношению и к своему имуществу, и к своей безопасности. Оставляют мобильники на скамейке, дорогие велосипеды; подвыпившие засыпают на улице, а просыпаются уже без личных вещей. В магазинах оставляют пакеты и сумки не в ячейках для хранения.

Мелких дорогостоящих вещей со временем у каждого из нас становится всё больше. А если вещь дороже 10 базовых, то это уже не административное правонарушение, а уголовное дело – таким образом, их количество растет. Воруют те же мобильники, кошельки с карточками, на которых хранятся почти всё средства и часто написан пин-код. К слову, кражи наличных со временем становятся все более редки. И если раньше карта выполняла функции сохранности средств, то сегодня, с учетом способов снятия с неё денег – через интернет, чип – в полной мере она их уже не несёт.

Считаю, что кражи из дач, которые, как правило, происходят
осенью и зимой, тоже результат беспечности. Сегодня достаточно доступны средства сигнализации на любой вкус. Начиная от самых дешевых: датчиков по 10–20 рублей, которые подают сигнал в случае открытия дверей или окон, заканчивая видеонаблюдением с датчиком движения и передачей сигнала на компьютер или мобильник. Такие устройства стоят от 160 рублей.

Также очень влияет на раскрытие преступления своевременность обращения. А, если на ключ закрыть дачу в октябре, а приехать только в апреле, собрать какие-то следы и найти возможных свидетелей уже почти невозможно. Если это большой дачный кооператив, то можно, как вариант, договориться с соседями, чтобы по очереди раз в неделю кто-то приезжал и смотрел, как там ситуация, и в случае необходимости сообщал собственнику или в РОВД.

Еще не так давно меня заинтересовал вопрос, сколько будет
стоить оборудовать четырьмя камерами многоквартирный дом. Без кабеля для подключения, монитора и жесткого диска этот комплекс стоит 420 рублей. Жесткий диск еще рублей 150, монитор, думаю, тоже найти не проблема. И эти 500–600 рублей на весь дом в рассрочку, например, на три месяца обеспечат надежный контроль территории. В случае краж велосипедов, краж из авто, мелких ДТП во дворе установить виновных и даже вернуть имущество будет намного проще. Плюс это превентивная мера: если установлена камера, не каждый решится на противоправное поведение.

На последнем координационном совещании, на котором мы рассматривали вопросы профилактики хищений, было предложено изучить эту ситуацию речицким коммунальникам. Они должны разработать информационный материал на эту тему и, в случае обращения жильцов, оказать услуги: проработать вопрос по закупке и установке камер. Таким образом, возвращаюсь к преступлениям в общественных местах: многое зависит от самих граждан.

Зачем нужны соцсети, полумарафон и сколько тысяч шагов в день делает прокурор

– Николай Леонидович, есть у вас страница в какой-нибудь соцсети?

– Нет.

– Это принципиальная позиция как прокурора района или человеческая?

– Меня нет в соцсетях просто потому, что я не понимаю, какие мне это даст возможности, но знаю, что точно заберет время. Дефицита общения я не испытываю: в телефоне есть все контакты, которые мне необходимы. Также можно встретиться лично и поговорить. Правда, есть одна соцсеть, в которой я состою, но она спортивная. Я занимаюсь бегом, и в этой сети сохраняются данные: сколько я бежал, с какой скоростью, какова была длина шага, пульс, мой маршрут. Данные снимают мои часы. Сравниваю свои результаты с другими, смотрю, как они тренируются, на какие ездят соревнования – для меня это своеобразный Фейсбук. В прошлом году я участвовал в Минском полумарафоне: раньше я уже пробегал 21 километр, но это все равно был интересный опыт, так много людей, общая цель. Может быть, побегу и в этом году.

– И сколько за сегодня вы сделали шагов, что говорят ваши часы?

– Больше 17 000. Это обычный показатель. Помимо пробежек, я люблю ходить пешком; если получается, то хотя бы с работы и на работу.

– На пробежках слушаете музыку в наушниках или аудиокниги и если да, то какие?

– Сейчас слушаю аудиокнигу Харуки Мураками «Что я говорю, когда говорю о беге», но на пробежках чаще слушаю музыку. Четких предпочтений нет, из белорусских, например, нравится Iowa – у нее динамичные песни, помогают держать ритм.

– Возвращаясь к теме соцсетей: то есть нигде не прописано, что сотрудники прокуратуры не могут заводить там профили?

– Могут, и у многих они есть.

– Есть какой-то ценз, что они могут размещать, а что нет? Можно, например, увидеть сотрудника прокуратуры в интернете с бутылкой пива или на пляже в купальнике или в плавках? Например, в России не так давно был скандал с фотографией учительницы в купальнике, так как, по мнению её руководства, человек её профессии не должен появляться публично, скажем так, «не застегнутым на все пуговицы».

– Есть рамки, которые очерчены законом: не оскорблять других, не пропагандировать ничего нелегального и так далее. Также есть рамки Кодекса Чести Прокурорского работника, которые предъявляют определенные требования к нашим морально-деловым качествам и налагают обязательства по поведению не только на работе, но и в быту.

С другой стороны, если какая-то форма одежды к месту и не нарушает норм этики и эстетики, почему нет? Согласитесь, если это личная страница и на ней фото с пляжа, но на нем человек в шубе, к нему больше вопросов, чем к обычному фото в купальнике или в плавках. Всё должно быть уместно.

Еще одна сторона вопроса: люди, которые приходят на службу в прокуратуру, уже имеют определенные жизненные ориентиры, понимание того, что и зачем они делают, и лишнего себе они не позволят.

– Может ли задержаться в прокуратуре застенчивый человек, не способный отстоять свою точку зрения?

– Всему можно научиться, и в любом случае человек, который приходит работать в органы прокуратуры, проходит стажировку в течение шести месяцев. За это время оцениваются не только его профессиональные, но и личные качества. Если его застенчивость вредит той же коммуникабельности, которая важна в профессии, это может стать препятствием. Служба в прокуратуре сопряжена с общением с людьми и поддержкой государственного обвинения в суде: то есть мы должны предоставить суду доказательства и донести свою позицию. И это происходит в условиях противоборства сторон – обвинения и защиты. Позиция обвинения, кроме того, что она должна быть юридически обоснована и доказана, должна быть еще и убедительно предоставлена. Плюс сотрудники прокуратуры – представители власти и их работа также связана с исполнением властных полномочий. Поэтому без определенных качеств личности эти задачи вряд ли выполнимы.

Какое запрашивать наказание, чаще всего становится понятно только в суде

– Как часто вы лично поддерживаете обвинение в суде?

– В прошлом году в суде с участием прокуратуры было рассмотрено 376 дел, я лично поддерживал обвинение в суде в не более, чем в десяти делах. Как правило, это всегда наиболее сложные дела, рассмотрение которых затягивается. Так, сейчас я поддерживаю обвинение по четырем эпизодам преступной деятельности предпринимателя, который занимался производством мебели, ущерб оценен в сумму около 200 тысяч рублей.

– Бывает ли, что мнение государственного обвинителя по мере наказания меняется в ходе процесса?

– Ориентировочные позиции мы обсуждаем и согласовываем еженедельно на планерке. Но бывают случаи, когда они меняются. На это может повлиять много факторов. Так как понятно, что первоначальные позиции вырабатываются по результатам изучения документов. А на суде государственный обвинитель непосредственно беседует с людьми, выслушивает доводы, задает вопросы, видит, как ведет себя обвиняемый, раскаивается или юлит и пытается переложить вину на обстоятельства или кого-то другого, ведет себя достойно или нагло, и, естественно, у него складывается личное убеждение по виновности или невиновности подсудимого и мере ответственности, которую следует к нему применить. Если так происходит, сотрудник докладывает мне или одному из заместителей, мы обсуждаем и согласовываем новую меру, которую будем просить у суда.

– В Китае изобретен робот, который за несколько секунд может написать статью и так заменить журналиста-новостника. Может ли робот, в которого загрузить нормы законодательства, заменить прокурорского работника?

– Это пока из области фантастики. Хотя, как показывает история, фантастика быстро становится реальностью. Но я уверен, что математически просчитать нашу работу невозможно: её выполнение зависит от опыта, убеждений, в том числе и оценки эмоционального состояния обвиняемого, его жизненных обстоятельств. И не зря в уголовном кодексе наказания варьируются от и до, нет однозначного за каждое преступление. Одинаковых уголовных дел и одинаковых подсудимых не бывает, каждый случай индивидуальный. Поэтому в работе прокуратуры должны быть только решения человеческого разума. И сердца в том числе. Не думаю, что пока компьютеры на это способны.

– Большое спасибо за беседу!

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity

Чтобы написать комментарий, войдите, используя социальные сети